Гибралтар

Гибралтар

В далекие времена жил титан Атлант, родной брат Прометея. Годы и века неслышно проносились мимо него, оставляя его вечно юным. Так все и шло бы, но однажды он дерзнул объявить войну богам Олимпа. За это Атлант был осужден вечно держать небо на своих плечах. Склонив голову под непомерной тяжестью, стоит окаменевший Атлант там, где Средиземное море сливается с Атлантическим океаном. По другим античным сказаниям, эти горные утесы раздвинул Геракл, который тем самым соединил Средиземное море с океаном. Любопытно, что два обрывистых утеса по обе стороны пролива до самого средневековья носили название Столбы Геракла, а имя Атланта так и осталось в названии океана.

Природа сама раздвинула утесы Гибралтара и Сеуты, образовав пролив. Иначе не было бы Средиземного моря — колыбели европейской цивилизации, так как воды в нем испаряется в три раза больше, чем ее поступает из впадающих в море рек. И если бы не мощный поток, вливающийся из океана, оно давно бы исчезло.

Историки еще не установили, когда на берегу пролива возник город. Известно, что на этом месте были военные лагеря древних греков, римлян, карфагенян, вестготов, здесь побывали воины Ганнибала и Цезаря. Скорее всего, история города Гибралтара начинается с деревни, основанной древнейшими жителями полуострова — иберийцами.

Весной 711 г. огромная армия арабского полководца Тарик ибн-Саида пересекла пролив и высадилась у скалы. По его имени скала и получила название Гибралтар (Джебель-Тарик — «гора Тарика»). Арабы сразу же оценили стратегическую важность Гибралтарской Скалы и воздвигли там крепость. С тех пор крепость стала свидетельницей многочисленных кровавых битв. В 1540 г. ее упорно осаждали алжирские пираты, после чего испанцы так укрепили крепость, что она долго считалась неприступной.

Однако в 1704 г., во время войны за испанское наследство, англо-голландский флот, высадив десант, захватил Гибралтарскую крепость. Англичане, мертвой хваткой уцепившись за Скалу, превратили ее в цитадель, устоявшую не только во всех последующих войнах, но и в не менее опасных дипломатических схватках.

Итак, более тысячи лет существует этот город-крепость, которую сейчас постоянно «захватывают» многотысячные отряды туристов. Корабли, идущие через пролив ночью, прежде всего, видят яркий красный свет маяка «Европа», построенного на крайней южной оконечности Гибралтарской Скалы. Затем корабль входит в Гибралтарскую бухту, часть Альхесирасского залива.

Чтобы живее представить Гибралтар, скалу и город, попытаемся совершить путешествие по этой массивной, изрытой глыбе, которую Эрнест Хэмингуэй сравнил с «гигантским окаменелым динозавром».

С возвышения можно увидеть на западе Испанию (Альхесирас и мыс Тарифа), на севере — снова Испанию (маленький горный городок Сан-Року и город Ла-Линеа), а на юге через пролив смутно белеет Танжер.

На перешейке — песчаной полосе длиной около 1,5 км. проходит нейтральная зона, где в начале второй мировой войны англичане выкопали огромный ров глубиной 5 м, чтобы защититься от нападения с материка. Сейчас ров, разумеется, засыпан. На эту узенькую полоску перешейка садятся самолеты. Аэродром здесь так мал, что самолеты снижаются далеко в море и летят над водой, чтобы коснуться посадочной полосы у кромки берега. Иначе с разбега можно опять выскочить в море на другом конце перешейка.

На дороге, проложенной по узкой полосе перешейка, во время взлета и посадки самолетов все движение прекращается. Искусственная гавань Гибралтара с трех сторон закрыта стенками железобетонных молов. Моряки считают ее очень удобной. Огромные доки расположены главным образом на Южном молу.

Первое, что видят туристы на восточной стороне Скалы, — это Дом Губернатора и батарея «Европа». Дорога, ведущая отсюда к северу, чрезвычайно живописна — слева высится обрывистая восточная стена Гибралтарской Скалы: кажется, что она выходит из ослепительной синевы моря. Над дорогой, вьющейся по узкому песчаному пляжу, нависают огромные бетонированные скаты, абсолютно гладкие, крутизной до 40е. Они служат для сбора дождевой воды, которую отводят затем в подземные резервуары и используют для питья. Дальше на берегу приютилась очаровательная рыбацкая деревушка, здесь живут потомки генуэзских поселенцев. Кстати, большинство двуязычного населения Гибралтара (английский и испанский языки) не англичане, не испанцы, а потомки генуэзцев.

Восточный и северный склоны Скалы совершенно отвесны; а южный и западный — пологие. Здесь и раскинулся город, защищенный крепостными батареями; иногда они упрятаны в самой Скале, Гибралтарская Скала сложена известняком и испещрена естественными пустотами, из которых наиболее интересна пещера Св. Михаила с массивными сталактитовыми колоннами. В пещерах до сих пор находят интересные археологические и палеонтологические редкости. Здесь были найдены так называемые гибралтарские черепа. Первый, почти разрушившийся, обнаружили в 1843 г., ему примерно 200 тыс. лет. Второй — в 1926 г., его возраст — 20 тыс. лет. Оба черепа, как утверждают ученые, неандертальского типа. Примечательно, что второй череп детский. Это один из немногих источников для изучения ранних стадий развития человека каменного века. С июня по октябрь в Гибралтаре все выжжено солнцем и с моря скала кажется совсем голой. Тем не менее местная флора довольно богата — более 500 видов.

В парках города растут шотландские сосны, калифорнийские кипарисы, кактусы, магнолии, перечные, оливковые, апельсиновые и лимонные деревья. В городе много пальм.

О животном мире Гибралтара вряд ли стоило бы говорить, если бы не одно обстоятельство. Гибралтар — единственное место в Европе, где в диком состоянии обитают обезьяны. Правда, их очень мало, да и оставшиеся погибли бы, если бы их не подкармливали городские власти. Поэтому в шутку обезьян иногда называют подданными ее величества. Некоторые ученые считают, что это остатки огромного стада, обитавшего на юге Европы еще до римских завоеваний. Есть и другое мнение, согласно которому обезьяны завезены сюда арабами.

Впрочем, пора вернуться в город на Рыночную площадь, близ старого морского порта. Ранним утром здесь всюду груды рыбы, все ихтиологическое богатство пролива и бухты. Среди 40—50 продающихся видов рыб натуралист может найти и очень редкие. Неподалеку на жарких, узких улицах сверкающие витрины, горы фруктов, полосатые полотняные тенты, яркие оранжевые и красные автобусы, автомобили новейших марок, оживленная толпа: Гибралтар — южный город. Главная артерия города — Мэйн-стрит. На ней возле внушительной громады англиканского собора Св. Троицы расположено великолепное здание Гарнизонной библиотеки с ее огромными фондами.

А неподалеку резиденция губернатора Гибралтара — Конвент (или Гавермент Хаус). В конце главной улицы открывается вид на Южный порт, от которого начинается знаменитая зубчатая стена Карла V; она идет вверх, к вершине Скалы. Здесь же старинное Трафальгарское кладбище, где похоронены моряки, погибшие в знаменитой морской битве. На четыре километра вдаваясь в море, стоит Гибралтар — узкий, массивный, грозный, с упрятанными в Скале орудиями. Некогда это был «первый форпост Империи», а ныне напоминает устаревший дредноут.