Леший

Леший

Среди нас много любителей прогуляться по лесу. Мы собираем грибы и ягоды или просто хотим остаться наедине с дикой природой, отдохнуть и набраться сил перед новой трудовой неделей. И лес щедро делится своими богатствами, умиротворяет и исцеляет от духовных недугов.

Но не нужно забывать о том, что лес бывает и коварным, вернее, мы зачастую бываем беспечными, когда, собираясь в дикие чащи, отмахиваемся от элементарных правил лесного туриста. Это касается не только начинающих собирателей даров природы, но и довольно-таки опытных людей, которым кажется, что с ними в лесу ничего такого непредвиденного произойти просто не может. И горько ошибаются.

Многие бывалые грибники признаются, что, несмотря на свой опыт, не раз блуждали по лесным дебрям и только случайно отыскивали правильный путь. Так что заблудиться может любой из нас, особенно в пасмурный день.

Однажды я попал в такую же ситуацию, хотя до этого считал себя неплохим следопытом. И помог мне выбраться из глухого болота не совсем обычный дедушкин совет, который, если что, поможет и вам отыскать заветную тропу к дому и избежать трагедии.

В один из летних дней я отправился за брусникой – в тот год ее наросло столько, что хоть горстями греби. Я даже не заметил, как солнце пошло к закату, а потом и вовсе скрылась за мощными дождевыми облаками. Я выпрямил спину и попробовал сориентироваться на месте. Сосновый подлесок был для меня знаком – много раз я облазил его вдоль и поперек. Но сейчас он выглядел чужим и неизведанным, словно впервые попал на это место.

Я постарался взять себя в руки, успокоиться и попытаться для начала определить стороны горизонта. Но, увы, на этот раз у меня ничего не получилось. Кругом густо стояли только сосенки-близняшки высотой под пять метров. И еще на мою беду заморосил дождик. Сверху вода, под ногами мокрые моховые кочки, а куда двигаться, неизвестно.

Я выбрал направление, ориентируясь на высокое дерево вдали. Дошел до него и понял, что мне нужно не в эту сторону. Здесь начался непролазный буерак с кочками, кривыми березками и травой с человеческий рост. Попытался вернуться на исходную позицию. И опять не повезло: его я также не мог отыскать. Дождь усилился, начало смеркаться. Куда идти – не знаю. Наугад пошел отыскивать тропу, еле перебирая ноги по мокрому мху. А за спиной у меня давит груз - три ведра брусники. До меня наконец-то дошло, что я основательно заблудился.

Проплутал я тогда часа три, и все без толку. Вообще оказалось, что хожу я кругом, и этот круг все увеличивался в диаметре. Вскоре я стоял мокрый с головы до ног посреди болота, пахнущего тиной и гнилью. Поваленные с корнями березы преграждали путь. Обходя очередной полусгнивший ствол, я по пояс провалился в коричневую жижу. С трудом выбрался и уже начал подумывать о том, что не мешало бы освободиться от надоевшего груза и налегке продолжить искать дорогу. Но оставить три ведра брусники было выше моих сил.

Как освободился от чар лешего

На свое счастье я вспомнил рассказы моего деда, ушедшего в иной мир несколько лет назад. Рассказчиком он был потрясающим, так же, как и я, любил лес, работал лесником последние двадцать лет своей жизни. Много баек он мне поведал, иногда быль перемешивал с небылицами, безбожно врал, но слушал я его с интересом и отчетливо запомнил его рассказ о том, как его леший водил по лесу двое суток. И как освободился от чар хозяина леса, он рассказал во всех подробностях.

Я человек не суеверный, но все же нелепой показалась ситуация, в которой я очутился. Не мог я ни с того ни с чего взять и заблудиться на ровном месте. Да так, что забрел в глухое и неведомое болото. Удрученный, продрогший, усталый и вдобавок голодный я сел на поваленную березу и, по совету моего покойного деда, снял сапоги, надел левый на правую ногу, правый – на левую. Затем так же быстро снял куртку, вывернул ее наизнанку и вновь напялил на мокрый свитер. Ну, и не забыл проговорить заветные слова, которым учил дед. «Овечья морда, овечья шерсть, не балуй и отпусти» - вспомнил я его наставления.

Сделав все, как надо, я взвалил на плечи бесценный груз и пошел прямо туда, куда глядели глаза, вернее, наугад, потому что на болото опустилась густая августовская ночь. Дед говорил еще, что нужно обмануть лешего, то есть думать одно, а поступать по-другому. Так я и поступил: прошел метров пять и резко повернул направо, при этом всем своим видом показывая, что хочу идти налево, затем пошел налево, опять же думая наоборот.

Через десять минут болото закончилось, вновь появились сосенки, а вскоре я неожиданно для себя вышел на известную тропу. Дождь прекратился, подул слабый теплый ветерок, который за считанные минуты высушил мою одежду. На небе засверкали мириады звезд, и я неспешно побрел домой. Перед самым выходом из леса мне причудилось, что трепещущиеся на ветру листья осины прошептали человеческие слова:
- Уууу. Догадался все-таки, шельмец.

В тот день я начал верить своему деду, хотя и не всему. Уж слишком неправдоподобные были у него байки. Но этим способом я обязательно воспользуюсь, если, конечно, мне будет суждено еще раз заблудиться. После этого случая я с еще большим уважением начал относиться к лесу. И, как учил меня дед, перед заходом в него я всегда отдаю ему низкий поклон.