Платки

Платок - древняя часть женской одежды. Степень распространения платка зависела от климатических условий, от религиозных традиций, обычаев. Так, в Египте климат не способствовал ношению платков, кроме того, в Египте были в моде парики. В древнегреческом мире женщины носили пелос - кусок ткани, заменяющий плащ и платок одновременно или же просто повязку. Так же покрывали голову женщины Древнего Рима. В Византии же наряду с чепцами и сетками для волос носили платки.

В древнем мире покрытие головы символизировало зрелось. Девушки не покрывали головы. В эпоху Возрождения женщины уже часто не покрывали головы.

Подтверждение этому мы видим на картинах художников той эпохи, где женщины часто изображались с непокрытой головой ("Дама с горностаями" Леонардо да Винчи, картины Боттичелли). Правда, иногда женщины повязывали голову повязками ("Мадонна Литта" в Эрмитаже), на севере Европы в это время входят в моду чепцы с кружевами, а у знатных дам - шляпы.

В начале 18 в. на севере Европы появляются первые набивные платки с различными рисунками от орнамента до политической карикатуры. В период распространения стиля "ампир", после походов Наполеона в Египет появляются восточноевропейские шали, индийские и кашмирские шали. В Европе начинается выпуск набивных шалей.

В 1840-50 г.г. модны платки в стиле Берендея - плотные платки из сукна, вышитые тамбурным швом.

Платок

В русской жизни платки, прежде всего, защищали от сурового климата. Уже с языческих времен женщина ходит с покрытой головой, и с давней поры на Руси замужняя женщина по обычаю покрывает голову платком, так как ей нельзя было показывать волосы. После венчания считалось величайшим позором насильственное обнажение головы.

Тканый платок сначала носил название "лор", затем "убрус". Славянское слово "убрус" сохранилось у западных славян до сих пор. Под платок женщины надевали шапочки, так называемые "подубрусники" или "волосники", которые с одной стороны утепляли голову, а с другой предохраняли дорогие расшитые платки от загрязнения и, соответственно, от частой стирки. Волосы женщины стягивались головным убором так туго, что им было тяжело пошевелить веками. Зимой поверх платка надевалась меховая шапочка. Бедные покрывали голову платком из крашенины и шерстяными платками.

В 16 в, появились квадратные платки из плотной узорной коноватной ткани, так называемые "коноватки". Индийские историки предполагают, что в России платки появились после того, как их привез Афанасий Никитин из своего путешествия в Индию, совершенного в 1460 г.

Со второй половины 19 в. входят в моду пуховые, парчовые, ситцевые и шелковые набивные платки.

Платок был эстетическим акцентом в одежде русской женщины, логическим завершением костюма. Он был как бы окладом для ее лица, женщина без платка, все равно, что "дом без кровли", "церковь без купола". По словам Блока "плат узорный до бровей" - органическая часть облика русской женщины. 2/3 жизни носила она платок, не снимая его до самой смерти. Платок придавал женщине особую женственность, нежность. Ни один другой головной убор не придавал столько лиричности облику женщине, сколько платок. Не случайно многие русские поэты, так или иначе, обращались в своем творчестве к платку.

"Разрядись: уберись
В свой наряд голубой
И на плечи накинь
Шаль с каймой расписной."
А. В.Кольцов.

Но это уже другая тема, она может нас завести далеко, вплоть до "Стою на полустаночке в цветастом полушалочке".

Платок

Вторая половина 19 в. знаменуется стилем псевдобарокко или вторым барокко. Распространены платки с узором на черном фоне, так называемом темноземельном и светлоземельном фоне.

В русском быту платок имел целый ряд символико-обрядовых значений. Платком покрывала голову лишь замужняя женщина, девушка не имела право носить платок. Она повязывала голову лишь повязкой, а зимой носила шапочку.

Существовал обряд окручивания молодой, связанный со свадьбой. К концу первого дня молодую сажали в угол, закрывали со всех сторон опять же платками, заплетали ей две косы и надевали платок.

По словацкому обычаю молодая 14 дней носила особый платок, свадебный, а затем уже надевала обычный платок.

Девушки же покрывали голову платками лишь на похоронах. Еще один из словацких обычаев, связанных с платками. В рождество девушки умывались водой, в которую брошены монеты, и утирались красным платком, чтобы весь год быть румяными.

Платок превращается в символ, в знак. "Знак - по определению древнего философа.... - это предмет, который называет мысль не только о себе, но и о чем-то другом". Так вот и платки стали своеобразными знаками. Появилась определенная символика в способе повязывания платка.

На те или иные религиозные праздники одевались особые платки.

В дни похорон - печальные или "кручинные", платки - черные с белым цветочным узором, а со 2-й половины 18 в. - черные кружевные платки. Старообрядные носили синие, черные и белые платки. В ассортименте ситценабивных фабрик были специальные крестьянские старушечьи платки. Девушки в городах где-то уже в 19в. носили голубые, розовые и пунцовые платки. Дворянки не носили платков.

На протяжении 19 в. все платки были безымянные. До нас не дошли все имена фабричных мастеров, авторов чудесных платков. Данила Родионов -первый мастер, чье имя упомянуто, он был и резчиком и набивщиком.

Восточные шали в России появились раньше, чем во Франции. В официальную моду они вошли в конце 18в. - в 1810 г., когда пришел стиль "ампир". В десятые годы 19 в. появились первые русские шали. Они изготовлялись в основном на 3-х крепостных фабриках.

1. Колокольцовские шали - на фабрике Дмитрия Колокольцова, воронежского помещика.

2. В мастерской помещицы Meрлиной, которая начинала с производство ковров в Воронежской губернии, затем перешла на шали и перевезла мастерскую в Подрядниково Рязанской губернии. "Шарфы и платки госпожи Мерлиной высокой своею добротою заслужили первое место среди продукции этого типа". Штат мастерской Мерлиной состоял из 2-х красильщиков, рисовальщика, 3-х ткачей, 26 ткачих, а для красок разводил травы пленный французский бригадный генерал - Дюгерен.

3. В мастерской воронежской помещицы Елисеевой.

Шали всех 3-х мастерских именовались колокольцовскими. В отличие от восточных и европейских шалей русские шали были двусторонними, изнанка не отличалась от лица, ткались из козьего пуха в технике паласа и ценились очень высоко. В первой четверти 19 в. шаль стоила 12-15 тыс. руб. Лучшие шали ткались в течение 2,5 лет. Через 10 лет мастерицам давалась вечная свобода, но, как правило, через 5 лет такой работы они слепли, и вольная им была уже ни к чему. Посол Франции хотел приобрести "колокольцовскую" шаль для жены Наполеона, но Елисеева закатила такую цену (25 тыс.руб.) из патриотических побуждений, что посол вынужден был уехать, так и не купив шали.

В 20-ые годы мода на шали достигла апогея - все стали делать из шали: сарафаны, платья, шалями обивали мебель, обувь. Было впечатление оживших древнегреческих фресок. В салонах танцевали танец "па-де-шаль". Увлечение шалями прослеживается в портретах Боровиковского, Кипренского и других художников того времени. Шали соответствовали русской традиции костюма - закрывать свое тело.

Шали крепостных мануфактур внесли сочность, тонкость в проработку форм, внесли раскованность в колорите, многокрасочность и сыграли большую роль в развитии производства платков. В 19 в. широко вошли в русскую жизнь ситцевые платки и шали. Даже аристократы временами обращали на них свое благосклонное внимание. Так государыня, жена Николая I, заказала в 1830 г. на фабриках Рогожина и Прохорова ситцевые и хлопчатобумажные шали, правда, по рисункам, присланным из Франции.

В первой половине 19 в. очень любимым были тканые колокольцовские красные или как их называли - кумачные платки (по красителям их называли еще адрионопольскими или криловыми).

В Богородском уезде на Фряновской фабрике выпускались набивные шали, которые в какой-то степени отталкивались от колокольцовских. Сочетание в платках красного и желтого цвета напоминало дорогие парчовые ткани.

На Руси теплый яркий колорит был любим. Носили кумачные рубахи, и даже портки ("Муму" Тургенева). Красный цвет символизировал тепло, солнце, радость и полноту жизни. Не удивительно, что красный товар занимал значительное место в объеме выпускаемой продукции. На красном фоне узоры печатались желтой краской, тактично вводились зеленый и голубой цвета. Желтый цвет вел от впечатления дорогого платья, расшитого золотом.

В первой половине 19 в. кумачные товары фабрик Третьякова и Прохорова конкурировали с западными товарами. На одном из платков есть клеймо "Российское изделие купца Прохорова". Большая партия платков была закуплена для северной Америки.

В 70-80-х годах в период применения ализариновых красителей пользовались большой известностью барановские платки и ситцы, они отличаясь неподражаемым колоритом красного цвета. Секрет этого особого колорита красного заключался в составе используемой в производстве воды. Мануфактура Барановых находилась во Владимирской губернии, в селе Карабаново, недалеко от села есть озеро, вода которого не содержит практически никаких солей. Трубы к фабрике Баранов провел дубовые, чтобы исключить возможность попадания в воду окалины и других примесей от металлических труб. Платки барановские узнавались сразу по многокрасочности, не впадавшей в пестроту, по их рисунку, по высокому техническому мастерству. Их отличала высокая культура орнаментальная и колористическая.

Турецкие "огурцы"

Особая группа шалей - кашмирские, турецкие с шалевым рисунком турецких "огурцов". Эти шали вывозились из России в Китай, Персию, Среднюю Азию и вытесняли аналогичные английские изделия.

Платок
Фрагмент павловопосадского платка. Растительный орнамент с "огурцами"

В русской орнаментике "огурцы" встречались уже в 16 в. Хотя их называли турецкими "огурцами", пришли они из Индии. В Индии "огурец" символизирует отпечаток ступни Будды.

В отличие от индийских "огурцов" русские рисовальщики давали более обобщенное декоративное решение, которое требовало тонкой печати. В 19 в. появились новые огуречные мотивы - так называемые русские "процветшие огурцы", кончики которых были украшены цветами. Для русских мастеров характерно упрощенное решение. Их привлекали диковинный силуэт, динамичность формы "огурца", которая позволяла давать волю фантазии во внутренней разработке, чего нет в восточных шалях. При этом не терялись характерные особенности "огурцов", а лишь изменялись их размеры.

"Вавилонистость", узорочье платка, ювелирность этого узора - контрастировала с лицом, оно выигрывало в обрамлении платка.

В первой половине 19 в. известны изделия мануфактуры братьев Рубачевых Прохоровской мануфактуры (ныне Трехгорная мануфактура, основана в 1799 г.). На Прохоровской мануфактуре на протяжении 40 лет работал талантливый русский рисовальщик - мастер Марыгин.

Наряду с кумачными платками большой популярностью пользовались "кубовые" платки - синие. Краситель "индиго" из Индии, его глубину не смог заменить ни один синтетический краситель. На белую ткань туда, где не должно быть синевы, наносили резерв, через который краска не проникала. Ткань опускали в куб (отсюда, кубовые платки),а после прокраски резерв смывался, и на его месте получался вместо белого - желтый цвет благодаря добавлению определенных веществ в резерв, или как его еще называли - в вагу.

Вплоть до 19 г. большие ситцевые платки делались вручную. В 1914г. на Прохоровской мануфактуре было еще около 100 набоечных столов для набивки больших платков.

Большую группу составляли памятные, или сувенирные платки, их отличал крепкий рисунок. Примеры: платок с железной дорогой (ее изображение не натуралистично, рисунок чисто ткаческий), платок "медный всадник", платок, посвященный генералу Скобелеву, платок-календарь с советами (3-я четверть 19 в.), в 1913 г. выпущен платок, посвященный 300-летию дома Романовых с их портретами (клетчатые платки никогда не называли шалями).

В середине 19 в. в России складывается особый центр производства национальных платков - Павловский Посад.) 0 нем есть материал в журнале "Мануфактура и торговля" за 1845 г. Отрывки оттуда: " 13 мая 1845 г. село Вохна Богородского уезда и 4 рядом лежащие деревни переименованы в Павловский посад".

Текстильное производство появилось здесь в начале 18 в., особенное быстрое развитие Вохны пошло после 1812 г., но во всей статье ни слова о производстве платков. Лишь в "Воспоминаниях семьи купцов Найденовых (более поздняя публикация) есть сведения о намерении организовать на паях производство набивных платков в Павловском Посаде.

Купец Лабзин и вступивший с ним в дело Грязнов открыли фабрику набивных платков, на фабрике работало 530 рабочих. Шелковые и бумажные изделия фабрики раскупались на ярмарках, которых устраивалось в Павловском Посаде до 9-ти в год.

В 1865 г. Штевко открыл крупное производство набивных платков по шерсти и ситцу. Но только с 80-х годов 19 в., когда фабрика Лабзиных перешла на анилиновые красители, начинает формироваться тип павловского платка, прославившего Павловский Посад. Дело в том, что природными красителями получить чистые яркие цвета на шерстяной ткани чрезвычайно трудно. И вот на смену природным красителям пришли яркие химические - к концу 50-х годов анилиновые, а с 1868 г. - ализариновые.

К концу 19 в. - началу 20 в. павловские платки экспонируются на Международных выставках, покоряя своеобразием и национальной самобытностью. Яркие, многокрасочные они стали самыми любимыми в народе. Их популярность способствовала их универсальность: платок шел ко всему и ко всем - к нарядам крестьян и городских низов. В окраске платков учитывалось, как смотрится он вблизи, зимой и летом. В платках был мастерски закомпанован узор, немаловажную роль играла узорочность бахромы.

Популярность павловских платков стала так велика, что им начинают подражать другие мануфактуры, например, г. Иванова. В 30-е годы пытались отойти от традиции павловского платка, но ничего интересного не получилось, - пошли каймы и невыразительный "средник".

В 70-х годах вернулись к старым традициям. Сейчас массовая продукция выпускается с черным фоном, реже - с малиновым. Платки опять пользуются большой популярностью.