Всемирный потоп

Потоп

Мифы, легенды и предания о потопе существуют у многих народов мира, в том числе и у народов живущих в местах сильно отдаленных от моря. Подробно описан всемирный потоп и в книге Бытия Библии.

Первое упоминание о всемирном потопе, уничтожившем все человечество можно встретить в древнейшем поэтических произведении — шумерском эпосе, сложенным в конце III тысячелетия до н. э., о Гильгамеше - считавшемся полубогом правителе города Урука на р. Евфрат. Несколько иносказательно там говорится об этом катаклизме следующее:

...Настало назначенное время:
Утром хлынул ливень, а ночью хлебный дождь я увидел воочию.
Я взглянул на лицо непогоды — страшно глядеть на непогоду было...
Едва занялось сияние утра, с основанья небес встала черная туча.
Ходит ветер шесть дней, семь ночей, потопом буря покрывает землю.
При наступлении дня седьмого буря с потопом войну прекратили...

У древних греков таких преданий существовало несколько, если считать легенду об Атлантиде, рассказанную Платоном, — стране, поглощенной морем в Атлантическом океане, и исторические сочинения Диодора, пересказывающие предание о погибшей в волнах некогда богатой стране на северо-западе Африки. У древних индийцев, в Китае и Перу, рассказ о потопе дополняется описанием землетрясений, вулканических извержений — словом, самых настоящих катастроф.

Это может послужить доказательством реальности всемирного потопа, описанного в Библии, а позже — свидетельством правдивости рассказа Платона об Атлантиде.

Мифы и легенды в своей основе могут быть очень достоверны — это доказано неоднократно. Например, немецкий археолог Г. Шлиман, руководствуясь гомеровским эпосом, произвел раскопки и открыл неизвестный до него мир материальной крито-микенской культуры, или то, что археологи подтвердили историчность норманнских саг, описывающих плавания викингов к берегам Америки, и т. д.

Так случилось и с шумерским рассказом о Гильгамеше: во время раскопок на месте Ура — одного из древнейших городов на территории Ирака — ниже культурных слоев III тысячелетия до н. э. археологи наткнулись на больной слой древнего речного ила, совершенно лишенного каких-либо остатков. Едва толща ила была пробита, как археологи наткнулись на новый культурный слой, относящийся уже к концу IV тысячелетия до н. э. Дальнейшие раскопки показали, что илистые отложения распространены не только на всей территории города, но и за его пределами, достигая толщины от 1 до 3,5 м. Этот наносной слой ила свидетельствует, что в конце IV или начале III тысячелетия до н. э. пространство между реками Тигром и Евфратом в их низовьях было залито водой во время сильнейшего наводнения и на некоторое время превратилось в озеро. Наводнение в Южном Двуречье совпало со страшным ураганом, так красочно описанным в песне о Гильгамеше. В ней, в частности, говорится, что «...южный ветер быстро налетел, затопляя горы», — ведь на юге лежит Персидский залив, воды которого, как и воды реки, подхваченные ураганным ветром, ринулись на сушу, заливая не только низину, но и холмы.

Руководитель археологических раскопок в Уре англичанин Вулли, знакомый с результатами работ в других шумерских городах, утверждает, что воды этого наводнения покрыли все междуречье на пространстве в 500 км с юга на север и 150 км с запада на восток.

Подобные и еще более грозные наводнения в конце IV—III тысячелетий имели место не только в Месопотамии, но и во всей Южной Азии.

Так, до III тысячелетия до н. э. география северной части Индостана сильно отличалась от современной: река Ганг в те времена была лишь верхней частью реки Нарбады, впадающей в Камбейский залив на западе полуострова. В этот залив впадала и р. Инд; значительно меньшей высоты, чем ныне, были горы Виндхья. На берегу Камбейского залива, между устьями обеих рек, стоял древнейший из известных нам морской порт (ныне на его месте небольшое местечко Лоталь). Около 2000 лет процветал этот город, и вдруг в конце III тысячелетия до н. э. следы его исчезают, а его место занял другой древнеиндийский город — Мохенджодаро. Археологические раскопки нашего времени показали, что море сначала затопило город Лоталь, а потом ушло от него и он перестал быть морским портом.

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» рассказывается, что столицу могущественного народа ядавов, живших как раз в области, прилегающей к Камбейскому заливу, неожиданно поглотило море. А в другом предании говорится, что однажды горы Виндхья стали подниматься, замыслив достичь высоты Гималаев. Этому воспрепятствовал один из миросозидателей Агастья, проходивший мимо: Виндхья приветствовали его почтительным поклоном, а он приказал им не выпрямляться до его возвращения, но с тех пор старательно избегает ходить той же дорогой...

В III тысячелетии до н. э, в области гор Виндхья имели место тектонические подвижки; верховья р. Нарбады были отсечены и превратились в р. Ганг, а Инд изменил место своего впадения. В результате Камбейский залив сильно обмелел и сократил свою площадь, а Лоталь был разрушен.

К той же эпохе относятся и китайские предания о наводнении, от которого страну спас герой Юй.

Такие потрясения в Южной Азии в конце IV и в III тысячелетии до н. э. объясняются тем, что климат планеты периодически изменяется. Эти изменения охватывают целые периоды длительностью в десятки и даже сотни миллионов лет, бывают в сотни, десятки и тысячи лет, — например, циклические похолодания и потепления, смена ледниковых и межледниковых периодов и др.

Последнее оледенение закончилось на Земле около 12 тыс. лет назад. Таяние ледников повлекло за собой подъем уровня морей, который в районе Средиземного моря и Персидского залива в III тысячелетии до н. э. был на 5—7 м выше современного. Усилившееся в связи с этим испарение привело к временному похолоданию и увеличению количества осадков в засушливых субтропических районах. Потому-то во всей субтропической зоне в бассейнах великих рек вроде Тигра и Евфрата, Инда, Ганга и Хуанхэ в конце IV и III тысячелетий до н. э. частыми были катастрофические наводнения. Они и сохранились в памяти у многих поколений жителей долин этих рек.

Севернее, в горах Кавказа, Тянь-Шаня, Алтая и т. д., а также на северо-западе Америки в районе Лабрадора, большая часть осадков выпадала в твердом виде, вызывая интенсивный рост ледников. В летний период таяние льдов вызывало бурные паводки на горных реках и в сухих долинах Средней и Центральной Азии, возникали катастрофические сели; сотни лет из года в год то в одном месте, то в другом потоки с гор вдруг заливали местность, сметая с лица земли селения и становища кочевников. На северо-западе Америки в этот период были сильно обводнены Великие озера, а также реки, связанные с ними.

Не случайно в преданиях о потопе у народов Центральной Азии и Северной Америки говорится, что климат в этих странах был холодным. Так, в священной книге ариев, вторгшихся в III тысячелетии до н. э. на территорию Северного Ирана и в долину Инда, объясняется, что предки ариев ушли со своей прародины потому, что там наступило сильное похолодание — «тысячелетняя зима». В науке этот период называют малым ледниковым периодом.

Обводнение засушливых областей территории от Ганга до Гибралтара коснулось также Греции. И здесь бурные паводки и разливы рек вызывали те же последствия, что и в Центральной Азии, а подъем уровня моря должен был привести к затоплению прибрежных низменностей и устьев долин. Отзвуком этого и могли быть мифы о потопе в континентальной области Греции — Беотии. О затоплении плодородных долин, в частности приведшем к образованию Коринфского залива, может свидетельствовать миф об аркадском царе Ликаоне, на которого Зевс разгневался за то, что этот царь, желая испытать всеведение богов, угостил их человечьим мясом. Зевс превратил самого Ликаона в волка, а заодно в пылу гнева уничтожил потопом всю Аркадию.

Гораздо детальнее рассказывают мифы о двух других потопах, случившихся во времена легендарного родоначальника эллинов Девкалиона и его жены Пирры и такого же легендарного предка знаменитых троянцев Дардана. События, отраженные в этих мифах, произошли гораздо позже — в середине II тысячелетия до н. э. К этому времени уровень Средиземного моря стал приближаться к современному, возможно вследствие того, что на дне самого моря произошли опускания и увеличились глубины. Этот процесс сопровождался серией землетрясений и вулканических извержений. В частности, тогда ожили вулканы Синайского полуострова и в районе Мертвого моря, — возможно, с этим связано библейское предание о гибели городов Содома и Гоморры. А археологи установили следы катастрофических землетрясений в крито-микенских городах — в Трое, в столице древнего Крита — Кноссе, а также в материковой Греции и на островах греческого архипелага. Существовавший некогда вблизи вулкана Санторин древний город, как и остров, на котором он был расположен, испытал участь легендарной Атлантиды — остров был расколот и разрушен взрывом, видимо не менее мощным, чем взрыв острова Кракатау в XIX в., и развалины города ушли на дно морское. Конечно, цунами, возникшие в результате этого извержения, должны были произвести большие разрушения на побережье близлежащих островов и материка. Катастрофа на Санторине вместе с ее последствиями вполне могла бы быть описана в том же духе, как это сделал Платон, рассказывая о гибели утопической Атлантиды.

Можно предположить, что мифы и предания о потопе хранят память не о какой-то одной мировой катастрофе, а о многих, действительно случившихся, но, как правило, разделенных большими расстояниями и временем локальных стихийных бедствиях.